Кровь на руках Принца (Полинка)

Рецензия на книгу «Гарри Поттер и принц-полукровка». Содержит спойлеры.

Как подтвердила сама Роулинг в недавнем интервью, ни одна из её книг не была слишком «светлой» и радостной (на самом деле в современной литературе вообще очень мало книг, где герой не испытывает страданий), но если в первых книгах многие не обращали на это внимания, то начиная с пятой, отметили все. Шестая продолжает традиции: в Гарри опять тыкают пальцами и шушукаются за спиной, на этот раз потому, что Ежедневный Пророк объявил юношу «Избранным» и последней надеждой по избавлению от Тёмного Лорда.

Забавно то, что сколь бы Пророк не дискредитировал себя в прошлом, волшебники всё равно верят своей жёлтой прессе…

Но Гарри вырос. Это чётко видно по тому, как он ведёт себя в поезде, говоря девочке (которая предложила перейти Гарри в своё купе подальше от «этих чудиков»), что Невилл и Луна — его друзья. Он плюёт на общественное мнение и не расстраивается на редкие «дразнилки» Малфоя. Он готов у всех на глазах целовать Джинни (да, это сенсация, ну и что) — он уже привык быть на виду. И смирился с тем, что его путь — путь борца со злом, поэтому всё остальное — несущественно. Несмотря на это, Гарри всё ещё ведётся на подколки Снэйпа — не всегда, надо признать, но часто. Впрочем, мы не можем получить всё и сразу — верно? ;)

Гарри сознательно идёт путём одиночки: А.Д. больше не проводит занятий в этом году, персональная армия не нужна герою, точно также он боится подвергать опасности своих друзей. Хотя по отношению к друзьям Гарри стал более открыт — может быть потому, что теперь, со смертью Сириуса, они самые близкие для него люди?

Гарри не хватает ума правильно обойтись с Хрычером и он наступает на те же грабли, что Сириус, хотя и не настолько фатально.

Джинни — седьмой ребёнок в семье Висли, о чём знают только самые закоренелые фанаты, поэтому остальным её внезапно проявившиеся способности непонятны и «выпячивание» чудо-девочки на первый план иногда раздражает.

«Провисшая» в пятой книге любовная линия между Роном и Эрмионой в этой играет яркими красками, и приводит к банальному и закономерному финалу.

Дико смотрится Хагрид, переживающий о смерти Арагога. Хагрид, очнись, кругом война, волшебники умирают! А ему «птичку жалко».

Волдеморт в книге не появляется вообще, если не считать сцен с думоотводом (а они не считаются!). Малфой всю книгу занят делом, и наконец-таки начинает вызывать в каноне те же чувства, что он вызывает в некоторых фанфиках ;) Роулинг перестала красить его исключительно чёрной краской…

Слагхорн уравновесил чашу весов по новым учителям: он «сыграл» на стороне тех, кто учил Гарри или хотя бы любил его (Лупин, Хмури, Слагхорн против Квиррела, Локхарта и Хамбридж). Хороший человек. Нет, не рыцарь в белых одеждах, а скорее, страус, приспособленец, но всё-таки не подлец. Я бы даже сказала, глядя на этот список, что Слагхорн — лучший из «новеньких».

Два момента, что показались мне совершенно неправдоподобными в книге:

Мак-Кормак — семикурсник, на год старше Гарри, не фигурировавший до этого ни в одной книге. Если подсчитать, что в год на гриффиндорском курсе 10 человек, они почти весь год живут вместе, едят за одним столом, учатся в одной гостиной — и могут при этом друг друга не знать! Я не поверю. О таком могла написать только близорукая учительница, у которой по 10 классов в классе по 40 человек — и постоянные провалы в памяти… У меня была школа больше — и то я почти всех старших и младших (+-2 года), если уж не пофамильно, то хотя бы в лицо знаю. Странные они, эти волшебники, честное слово.

И ещё один момент: Дамблдор, пьющий зелье Волдеморта в пещере. Как мы узнаём потом, некто Р.А.Б. уже прошёл этим путём, а зелье осталось — значит, он его не пил (или оно самовосстанавливающееся — вопрос зачем?). Если он его не пил и достал хоркрукс — значит, был другой способ, помимо этого издевательства, на которое Дамблдор пошёл добровольно. Если пил — то как выбрался? Не говоря уже о том, чтобы оставить записку… Вывод — не надо кидаться грудью на амбразуру, надо думать, а нужно ли это? Что было бы, если б они не забрали хоркрукс, а вернулись бы? — Директор с лёгкостью замочил бы всех Пожирателей, а потом они бы придумали, как эту штуку вытащить, никого не подставляя (в библиотеке покопались бы, в интернет залезли…).

Поэтому выглядит смерть Дамблдора запланированной. Словно специально для Гарри созданной: делали из мальчика оружие в пятой книге, в шестой наточили — и отпустили на волю. Потому и кричит Снэйп Поттеру в конце: «Не смей называть меня трусом!» — не трус он, ох, не трус… Он ведь шёл на всё это сознательно, директор аваду схлопотал из его рук — и под камень, а Снэйпу ещё жить и отдуваться… Добровольная смерть директора — это единственное объяснение всем несостыковкам, но всё-таки поверить в такое почти невозможно. Хотя… «смерть — всего лишь ещё одно приключение», верно?

Можно было бы много чего сказать: о молодом Ребусе, о новом министре магии, о принце, — вот только не хочется. С душой Ребуса всё понятно — покровы сняты, осталось только найти недостающие детали и поломать головоломку. Министр — так и будет копаться в своей песочнице, а Принц… что ж, мы увидим его ещё не раз, — сначала в фанфиках, а потом уж и в седьмой книге — на закуску. ;)

Пятой — Роулинг всех удивила. Шестая получилась ответом на многие вопросы фанатов. Что-то нас ждёт в седьмой?

Опубликовать в twitter.com