Возвращение Гарри Поттера (Евгений)

От авто­ра: воз­мож­но, мно­гие мыс­ли и сен­тен­ции, нашед­шие свое место в дан­ном обзо­ре шестой кни­ги, уже были озву­че­ны на фору­мах, сай­тах или где-либо еще. Упо­ми­ная их, автор счи­та­ет сво­им дол­гом побла­го­да­рить тех людей, кто ока­зал­ся более про­ни­ца­тель­ным и вни­ма­тель­ным чита­те­лем, чем он сам.

Итак, в июле это­го года состо­я­лось три­ум­фаль­ное воз­вра­ще­ние люби­мо­го все­ми героя! Воз­вра­ще­ние про­шло на ура, и дли­тель­ное отсут­ствие Гар­ри (три года от чет­вер­той кни­ги до пятой, сама пятая кни­га и после­ду­ю­щие два года) уже кану­ло в небы­тие. Так гово­ри­ли мно­гие, и здесь кро­ет­ся пер­вое и, пожа­луй, самое важ­ное наблю­де­ние про шестую кни­гу.

По сути сюже­та, пятая кни­га «Гар­ри Пот­тер и Орден Феник­са» не нуж­на в прин­ци­пе. Без како­го-либо непо­ни­ма­ния и недо­уме­ния сра­зу после «Куб­ка Огня» мож­но начи­нать читать «Прин­ца-Полу­кров­ку», выяс­нив для себя, пожа­луй, лишь пару более-менее важ­ных дета­лей — что такое про­ро­че­ство, кто такая Луна Лав­гуд и куда дел­ся Сири­ус. С этим бага­жом зна­ний шестая кни­га чита­ет­ся на «ура» и ника­ких вопро­сов не воз­ни­ка­ет. Одна­ко: нель­зя понять шестую кни­гу, не про­чи­тав пятую. Ведь «Орден Феник­са», где не про­ис­хо­дит ника­ко­го дей­ствия, где герои ведут себя неха­рак­тер­но для себя, где мно­гое пере­вер­ну­то с голо­вы на ноги, явля­ет­ся кни­гой, в кото­рой рас­кры­ва­ют­ся харак­те­ры поло­жи­тель­ных пер­со­на­жей. Их поступ­ки, до сей поры непо­нят­ные, объ­яс­ня­ют­ся (диа­лог Гар­ри и Дам­бл­до­ра в пред­по­след­ней гла­ве), их мыс­ли и эмо­ции нахо­дят свое отра­же­ние во внут­рен­них моно­ло­гах (голос внут­ри Гар­ри, когда он узна­ет о назна­че­нии Рона и Гер­ми­о­ны ста­ро­стой). И самый силь­ный про­тест, иду­щий со сто­ро­ны Гар­ри, чет­кой лини­ей про­хо­дит через всю кни­гу — «Вы. Нико­гда. Меня. Не. Пой­ме­те.» Борь­ба Гар­ри с самим собой зами­ра­ет на самой вер­шине сво­ей эмо­ци­о­наль­но­сти, и шестая кни­га ожи­да­лась, как один боль­шой ответ на вопрос — спра­вит­ся ли он сам с собой?

Как уже зна­ют те, кто про­чи­тал «Прин­ца-Полу­кров­ку», Гар­ри спра­вил­ся. Да не про­сто спра­вил­ся, а бле­стя­ще. И здесь Роулинг вновь пре­под­нес­ла сюр­приз — вме­сто раз­ви­тия этой темы она кру­то раз­во­ра­чи­ва­ет сюжет на 180 гра­ду­сов и пре­под­но­сит сокра­щен­ный вари­ант «Орде­на Феник­са», толь­ко здесь в глав­ной роли вме­сто Гар­ри — Том Рид­дл. Опять же — с логи­че­ской точ­ки зре­ния ход этот абсо­лют­но пра­виль­ный. В пятой кни­ге мы изу­ча­ем пси­хо­ло­гию поло­жи­тель­ных пер­со­на­жей, в шестой — отри­ца­тель­ных (боль­шую часть зани­ма­ет Том, но и дей­ствия и моти­ва­ция Мал­фоя-млад­ше­го так­же весь­ма любо­пыт­ны). И уже теперь, подроб­но изу­чив обе сто­ро­ны, мы гото­вы к их финаль­но­му столк­но­ве­нию в послед­ней, седь­мой кни­ге.

Сле­ду­ю­щий вопрос, кото­рый пона­ча­лу не дает спо­кой­но спать всем, кто про­чи­тал «Прин­ца-Полу­кров­ку», это зачем нуж­ны обшир­ные встав­ки вос­по­ми­на­ний мно­же­ства вто­ро­сте­пен­ных пер­со­на­жей, свя­зан­ных с Воль­де­мор­том? И, глав­ное, зачем нуж­но было пока­зы­вать все это Гар­ри? Поче­му нель­зя было про­сто ска­зать: «Зна­ешь, Гар­ри, Воль­де­морт еще с дет­ства был пло­хим и нехо­ро­шим маль­чи­ком. Запом­ни это. Так­же он любил воро­вать и кол­лек­ци­о­ни­ро­вать раз­ные вещи. Запом­ни это. А еще он рас­ще­пил свою душу на 7 частей и спря­тал их в уни­каль­ные маги­че­ские вещи, поэто­му его и нель­зя про­сто так убить. Запом­нил? Моло­дец! А теперь давай я буду учить тебя самым мощ­ным закли­на­ни­ям бое­вой магии…» Один ответ оче­ви­ден — Роулинг все-таки деми­ург потря­са­ю­щей по слож­но­сти все­лен­ной и не может поз­во­лить себе ска­тить­ся до уров­ня трэш-бое­вых фан­фи­ков. А вто­рой ответ не так оче­ви­ден — преж­де чем бороть­ся со злом, его нуж­но понять. И от того, смо­жет ли Гар­ри понять Воль­де­мор­та, смо­жет ли он сло­жить воеди­но все части голо­во­лом­ки, остав­лен­ной ему Дам­бл­до­ром (а там так мно­го частей!.. и Воль­де­морт, и Мал­фой-млад­ший, и, конеч­но же, Снейп!), будет зави­сеть — побе­дит Гар­ри или нет. Пото­му что уни­что­жить Воль­де­мор­та с помо­щью чистой, неза­мут­нен­ной магии невоз­мож­но. Гар­ри за целый год так и не понял, что имен­но замыш­ля­ет Дра­ко Мал­фой, а уж най­ти и обез­вре­дить четы­ре остав­ших­ся Хор­крук­са, не счи­тая само­го Воль­де­мор­та, зада­ча для него явно невы­пол­ни­мая. Осо­бен­но теперь, когда нет Дам­бл­до­ра… Или все же он есть?

Сце­на смер­ти дирек­то­ра Хогварт­са вызва­ла наи­боль­шее обсуж­де­ние, что неуди­ви­тель­но. Стран­ное пове­де­ние Дам­бл­до­ра, еще более стран­ное — Сней­па… Впо­ру запо­до­зрить, что это были вовсе не дирек­тор и не мастер зелий, как бы фан­та­сти­че­ски не выгля­де­ла эта гипо­те­за. Тем не менее, это опять же мало­ве­ро­ят­но. Сле­дуя за сво­им посте­пен­но рас­кру­чи­ва­ю­щим­ся логи­че­ским махо­ви­ком, Роулинг про­дол­жа­ет сле­ду­ю­щую после­до­ва­тель­ность: смерть Сед­ри­ка потряс­ла боль­ше мини­стер­ство магии и роди­те­лей уче­ни­ков, чем Дам­бл­до­ра — не в эмо­ци­о­наль­ном плане, конеч­но, а в плане ответ­ных дей­ствий. Смерть Сири­у­са потряс­ла уже Гар­ри, но мало кого еще, одна­ко его внут­рен­няя тра­ге­дия вели­ка до безу­мия, и вос­по­ми­на­ния о крест­ном застав­ля­ют пла­кать не толь­ко его, но и чита­те­лей. А смерть Дам­бл­до­ра вско­лых­ну­ла весь вол­шеб­ный мир, и глу­би­ну этой поте­ри мож­но оце­нить по сло­вам одно­го лишь Люпи­на, что Дам­бл­дор не может уме­реть, это невоз­мож­но. В «Куб­ке Огня» оши­ба­ет­ся лишь Фадж, в «Ордене Феник­са» — Дам­бл­дор, а в «Прин­це-Полу­кров­ке» — все вол­шеб­ни­ки без исклю­че­ния. И, пус­кай у Гар­ри и его дру­зей най­дут­ся силы в седь­мой кни­ге стать этим самым исклю­че­ни­ем. Ведь дол­гие годы укреп­ля­лась вера в то, что вели­кий и могу­ще­ствен­ный Дам­бл­дор не дрем­лет, он все­гда нам помо­жет, и Сами-Зна­е­те-Кто, кото­рый до ужа­са боит­ся Дам­бл­до­ра, не посме­ет ниче­го нам сде­лать. И кто теперь ска­жет, хоро­шо это или пло­хо, что со смер­тью Дам­бл­до­ра окон­ча­тель­но сфор­ми­ро­вал­ся культ лич­но­сти Гар­ри Пот­те­ра?

Как же хочет­ся верить, что уже повзрос­лев­ший глав­ный герой смо­жет прой­ти через это! В «Прин­це-Полу­кров­ке» Гар­ри впер­вые пред­ста­ет перед нами в дей­ствии! Эпо­ха взрос­ле­ния закон­чи­лась неожи­дан­но быст­ро — вме­сте с при­кос­но­ве­ни­ем к Куб­ку Огня; эпо­ха поис­ка себя и сво­е­го пред­на­зна­че­ния — еще быст­рее, вме­сте со сле­зой на лице Дам­бл­до­ра. Теперь Гар­ри по-насто­я­ще­му живет — так, как хотел бы видеть это Сири­ус и, вне вся­ких сомне­ний, Джеймс Пот­тер. У Гар­ри появ­ля­ют­ся при­о­ри­те­ты, он осо­зна­ет, что на самом деле важ­но, а что — нет. Не будет пре­уве­ли­че­ни­ем ска­зать, что он на голо­ву выше всех сво­их дру­зей — и не так, как в пер­вых кни­гах, где у него была помощь — защи­та мате­ри, Фоукс, меч Гриф­фин­до­ра, зна­ния Гер­ми­о­ны… нет, он все­го доби­ва­ет­ся сам, лишь с неболь­шой помо­щью сво­их дру­зей. Но кто послу­жит ему опо­рой в даль­ней­шем? Сири­у­са и Дам­бл­до­ра боль­ше нет рядом, а луч­шие дру­зья — Рон и Гер­ми­о­на — рано или позд­но по-насто­я­ще­му увле­кут­ся друг дру­гом, чего пра­виль­но опа­са­ет­ся Гар­ри. И оста­ет­ся толь­ко один чело­век — Джин­ни Уиз­ли.

Надо ска­зать, что линию Гар­ри-Джин­ни мно­гие чита­те­ли не при­ня­ли и не поня­ли. Мол, она ему не под­хо­дит (на самом-то деле мы не слиш­ком мно­го зна­ем о Джин­ни из преды­ду­щих книг), и она дале­ко не кра­са­ви­ца (не надо вспо­ми­нать фильм, луч­ше вспом­ни­те, сколь­ко у Джин­ни было кава­ле­ров), и вооб­ще это очень неожи­дан­но. С послед­ним утвер­жде­ни­ем нель­зя не согла­сить­ся — если тон­кие и глу­бо­ко скры­тые наме­ки на пару Рон-Гер­ми­о­на вид­ны еще в «Узни­ке Азка­ба­на», то чув­ства Гар­ри к Джин­ни про­яв­ля­ют­ся лишь в самом нача­ле «Прин­ца-Полу­кров­ки». Так ведь и люди-то все раз­ные! Одни про­хо­дят через годы ссор и пре­ре­ка­ний, и их еще боль­ше тянет друг к дру­гу. А дру­гие, изба­вив­шись от послед­них сле­дов еще дет­ской влюб­лен­но­сти, вне­зап­но пони­ма­ют, что вот он — тот чело­век, кото­рый нужен ему (или ей) на всю жизнь. И если Джин­ни забу­дет те сло­ва в духе Пите­ра Пар­ке­ра (см. кон­цов­ку филь­ма «Чело­век-паук»), что Гар­ри ска­зал ей в кон­це кни­ги, то они уже нико­гда не рас­ста­нут­ся.

Очень хочет­ся закон­чить на этой опти­ми­стич­ной ноте, хотя столь­ко все­го оста­лось неохва­чен­но­го! Но я не буду углуб­лять­ся в дета­ли — за меня это успеш­но сде­ла­ли и еще сде­ла­ют дру­гие. И все-таки, под­во­дя итог 30-ти гла­вам «Прин­ца-Полу­кров­ки», хочет­ся еще раз обра­тить­ся к заго­лов­ку мое­го обзо­ра — воз­вра­ще­ние Гар­ри Пот­те­ра состо­я­лось! За послед­ние два года он про­шел через смерть близ­ких людей, узнал жесто­кую прав­ду, обрел новых дру­зей и нашел свою любовь. И теперь ему оста­лось прой­ти через послед­нее испы­та­ние — понять, что жизнь сто­ит того, что­бы жить. Уда­чи ему в седь­мой кни­ге! Воз­вра­ще­ние Гар­ри Пот­те­ра (Евге­ний)

Опубликовать в twitter.com